Парте о муэрте перевод

ayse › Блог › Patria o Muerte, или воспоминания о Кубе

В заголовок я вынес официальный девиз Республики Куба «Отечество или Смерть!» не случайно, ибо сесть за написание заметки меня заставила навязчивая реклама предстоящих выборов в Нашей стране и думы о судьбе Отечества всё больше пугают…
Но сегодня поговорим об Острове свободы, на котором мне удалось побывать в марте-апреле сего года. Куба (сокр. от Коммунизм У Берегов Америки) — самый большой из островов в Карибском море. По совместительству — один из последних заповедников социализма. И этот факт заставляет регулярно проводить параллели между сегодняшним положением дел на острове и воспоминаниями о последней пятилетке СССР.
На самом деле очень много написано различных баянов о Кубе и кубинцах, Фиделе и Че, и повторяться в общем то не хочется. Но некоторые факты хочу всё же напомнить:
1. На Кубе бесплатное образование. Государство несёт ответственность за структуру и деятельность образовательной системы, а также финансирует все затраты в этой сфере. На Кубе действует более 170 научно-исследовательских институтов. Когда Федя сотоварищи пришёл к успеху, буквы осиливали менее 20% человекомассы. Сейчас этот показатель равен 99,8%. При этом во всех школах бесплатно и вкусно кормят.
2. На Кубе бесплатная медицина. Государство заинтересовано в здоровье своих граждан. Профессия врача является одной из самых популярных — лучших из лучших командируют на работу за границу. В стране насчитывается около 70 тысяч дипломированных врачей! Средняя продолжительность жизни на Кубе составляет 77 лет!
3. На Кубе существует система распределения товаров и продовольствия по талонам. По специальной продовольственной книжке с талонами (libreta de tacimiento) кубинцы могут приобрести базовые продукты питания (рис, хлеб, сахар и кофе) по льготным ценам. Грубо говоря — практически даром. Раньше режим распределял не только продукты питания, но и, например, кеды, носки, трусы, брюки, юбки, полотенца и постельное белье. В 90-е годы, когда остров, оставленный прежними союзниками жил буквально впроголодь, по талонной книжке можно было получить рис, сахар, небольшое количество фасоли, кофе, рыбы, яиц, растительного масла, мясного фарша, картошку и бананы, мыло для мытья и стирки, а также зубную пасту. Раз в полтора месяца можно было купить четыре пачки сигарет и три сигары на человека и бутылку рома на семью. Детям до семи лет на каждый день полагалась булка и пол-литра молока. Сейчас талоны перестали быть единственным источником снабжения, но большинство кубинцев не представляет себе жизни без них. Возможность купить несколько видов основных продуктов по смешным ценам дает им ощущение безопасности. Для части кубинцев – это лишь прибавка к скромным зарплатам. А тех, у кого нет денег на покупки на рынках или в валютных магазинах, карточки просто спасают от голода.
4. На Кубе низкая преступность. Можно спокойно выйти в город и не рассчитывать на что-то более серьёзное, чем попытки впарить поддельные гаванские сигары или слупить дикие бабки за такси. В сочетании с едва ли не самыми низкими в регионе зарплатами и ценами это делает Кубу намного более популярной для дикого туризма, чем её соседей.
5. На Кубе производят очень много алкоголя.Знаменитый кубинский ром удачно дополняется другими произведениями кубинского гения, и если вина своего там нет как факта, а бренди получается так себе, то вот кубинские фруктовые ликёры имеют вкус и вид такой, что сразу ясно — их реально делают из фруктов, а не из воды и ароматизаторов, идентичных натуральным. Дополняют картинку кубинские коктейли, которые, как мохито, заштампованы, но делаются с душой, в гранёном стакане и с сахаром ложкой из бумажной пачки, а не разливаются по бутылкам бездушными машинами.
6. На Кубе есть нефтедобыча! Из России кубинской стороне поставляется электроэнергетическое оборудование. Компания «Зарубежнефть» прорабатывает вопросы увеличения нефтеотдачи и применения вторичных методов добычи на месторождении Бока-де-Харуко. Обсуждается также реализация совместного проекта компаний «Интер РАО» и «Уньон электрика» по модернизации ТЭС в городе Мариель и городе Санта-Крус-дель-Норте. Роснефть намерена подключиться к поискам нефти на глубоководье между Кубой и Флоридой. Роснефть и Зарубежнефть подписали с Кубой соглашение о разведке морских залежей нефти у берегов Кубы. Соглашение также предусматривает строительство Роснефтью в кубинском порту Мариэли базы для персонала и оборудования морских буровых установок, а также строительство сети трубопроводов и вертолетной площадки.
7. На Кубе ограничен Интернет. И это правильно — уж очень много грязи из этих самых интернетов может попасть в мозги наивных кубинцев.

Ну и наконец о взаимоотношениях. На сегодняшний день отношение кубинцев к России двоякое: те кто постарше вспоминают с ностальгией изобилие «Жигулей», водки и тушёнки в жестяных банках, считая 80-е годы «золотой эрой», тем же кто помоложе — плевать.
У зарождающегося на острове бизнеса (в основном околотуристического) ориентация на Канаду. Гражданам с кленовым листом на паспорте можно беспрепятственно въезжать на Кубу. Перелёт занимает около трёх часов, а цены в разы ниже, чем на соседних курортах Флориды.
И с каждым годом мы будем терять старую добрую Кубу — процесс «капитализации» социалистического общества уже запущен.

И в завершении грустная шутка:
«У Кубы нет олимпийской команды, потому что все, кто умеет бегать, прыгать и плавать, уже на другой стороне границы»— Джереми Кларксон.

Источник

Patria о muerte!

«Родина или смерть!» С испанского: Patria о muerte!

Это лозунг республиканцев в годы гражданской войны в Испании 1936— 1939гг.

Позже, в годы кубинской революции, этот лозунг вновь стал популярен в форме «Родина или смерть! Мы победим!» («Patria о muerte! Venceremos!»).

Он стал символом этой революции, после того как прозвучал в речи (7 марта 1960 г.) ее лидера Фиделя Кастро Рус.

Что это? Просто красивые слова, или формула прямого действия?!

В рамках всё более и более оживлённой дискуссии среди левых сил, об отношении к государству современного типа, о возможности или недопустимости «союза с дьяволом» для внутриполитической борьбы я хочу сформулировать главный вопрос, проступающий через все словопрения.

Есть у нас «оборонцы», для которых главное — защита Отечества, всё остальное потом.

А есть и леваки-глобалисты, для которых оборончество — отвлечение народа от «классовой борьбы»(?) и прислуживание «неправедному режиму».

Не нужно так много слов, как сегодня используют, чтобы сформулировать ключевой раскол между «левыми». Итак, вопрос ребром: что важнее, справедливость или государство?

Нет сомнений, что они оба важны. И справедливость очень важна, и государство, как вместилище справедливости, как форма, в которой справедливость может проявиться – тоже очень важно.

И поставленный мной вопрос – подобен вопросу «что важнее, земля или помидоры?».

Земля – необходимое условие для выращивания помидоров. Землёй сыт не будешь (разве что в гробу). Но и помидоров без земли не бывает. И любитель помидоров обязан признать необходимость той грядки, на которой их выращивают.

Не потому, что ему нравится кушать землю. Не потому, что он землеед, и в восторге, когда ему рот набьют грунтом. А по той простой и очевидной причине, что нет земли – нет и плодов земли!

Государственная власть – эта та грядка, на которой вырастают плоды по имени «социальная справедливость» (подобно помидорам или огурцам). Имея грядку, можно посадить растения, а можно и не сажать. Или посадить, но потом не ухаживать – и рассада загнётся. Пересохнет, или будет забита сорняком. Чего тут непонятного?!

Но могут ли быть плоды грядки без грядки? То есть грядка без плодов – запросто, любой пустырь тому свидетель. А вот плоды без грядки? Они, извините, во что свои корни погрузят?!

Разговор о социальной справедливости без разговора о государстве (её необходимом носителе) – это разговор ни о чём. Это пустой и недостойный взрослого человека трёп. Это выдумывание фантастической страны «Утопии», как некоего острова посреди океана, которого на самом деле посреди данного океана просто… нет!

Что важнее – справедливость или государство?

Я не только вам говорю, я и голову даю на отсечение: государство важнее. Хотя бы потому, что оно первичнее!

Справедливость – это акт. Акт можно принять, и отменить, и снова принять, и снова отменить, и так сто раз по сто. Чтобы было понятнее, вообразите, что имеется парламент, решениям которого реально подчиняется какая-либо территория.

Этот парламент постоянно наполняется новыми людьми. Одни пришли, другие ушли. И вот он принимает закон, потом отменяет, потом снова вводит, потом снова отменяет… Это же всё вопрос канцелярского учёта: бумага о вводе, бумага об отмене.

И так продолжается до тех пор, пока данный парламент реально контролирует территорию. Теперь предположим, что он её потерял – как Кремль Ригу и Вильнюс.

С потерей силового контроля над территорией любые акты данного парламента, как бы пышно не оформлялись – не стоят ровным счётом ничего! Ведь территория-то тю-тю, там теперь другие законодатели орудуют…

«Парламент в изгнании» может вводить какие угодно законы, и отменять какие угодно законы – плевать на него все хотели. Ну, примерно как Бриан, которому безразлично, считают ли его «пикейные жилеты» «головой» или не считают.

Как свидетельствуют Ильф и Петров, «пикейные жилеты» считали-таки Бриана головой. Но тому с того ни жарко, ни холодно. Ну, допустим, «пикейные жилеты» всем их скопом решили, что Бриан не голова. И что?! Что изменится?!

То есть, говорить о качестве законов имеет смысл лишь тогда, когда законодатели имеют реальную силовую власть над территорией. Владеют ею – и ситуацией – в полном смысле слова. Только в этом случае стоит тратить время и силы, в чём-то убеждая их, пытаясь что-то обосновать, доказать, что-то изменить в их отношении к жизни.

Если же власть над территорией потеряна, то любые мнения о справедливости превращаются в факультативные штудии, в словоблудие. Как бы вы ни понимали социальной справедливости – для осуществления вашего понимания нужно государство, нужен силовой и карательный аппарат.

Иначе мы попадаем в мир беспочвенной (вслушайтесь в слово: «беспочвенной», т.е. лишённой почвы) демагогии.

+++
Итак, наше коренное расхождение с леваками. На вопрос, что важнее, государство или справедливость, они отвечают, что справедливость, и тем выводят себя за рамки серьёзных, вменяемых людей.

Ибо ваш протест против волка, пожирающего зайца, имеет смысл лишь в том случае, если у вас ружьё или хотя бы палка. Вы же превращаетесь в толкователя законов перед лицом медведя-людоеда, который всё равно не понимает ваших слов, какими бы убедительными они ни были!

Мы отвечаем, что государство, на базовом уровне, безусловно важнее справедливости. Почва важнее плодов почвы. Отсутствие урожая в этом году не означает, что и в следующем не будет урожая.

Потеряв же почву – мы теряем урожаи в бесконечной перспективе. И говорить становится не о чем…

Когда товарищ Сталин в самое трудное время взывал к именам Александра Невского и Дмитрия Донского, Суворова и Кутузова – он, естественно, не сошёл с ума, чтобы считать их коммунистами. Поверьте историку, уж чего-чего, а горько обиженных на князей или генералов-крепостников в Средневековой Руси или Российской Империи XIX века хватало!

Но мудрость Сталина в том, что он, в отличие от леваков, понимал БЕСПОЧВЕННОСТЬ всех мечтаний вне государства. Каким образом князья-феодалы, сыны своего жестокого времени, или генералы-крепостники помогали построить социализм в СССР?

А тем простым и очевидным образом, что в страшной борьбе без правил отстояли для нас СТРОИТЕЛЬНУЮ ПЛОЩАДКУ.

Когда есть ГДЕ строить – то можно строить, и сносить построенное, и возводить новое, и дополнять, и перестраивать. Но всё это «снимается», если строить больше негде.

Даже если разрушив государство по имени Россия, нас поголовно не истребят (что очень и очень маловероятно) – даже и в этом случае уже не мы будем решать, что справедливо и что строить.

Люди такие вещи усвоили с древнейших времён, собственной кровью многократно доказав, что любые внутренние вопросы ничтожны – если их решение не сопровождается укреплением оборонной мощи государства.

Маленькая республика вообще ничего не решает. Начнём с того, что она не решает – жить ей или нет. Это за неё решают иностранные кураторы. Примеры Чехословакии и Югославии в ХХ веке вам в помощь, чтобы это, наконец, понять!

Даже если какой-нибудь Болгарии или Венесуэле и сохранили жизнь (что само по себе уже большая удача) – не им, не их населению, не их выборным и невыборным властям решать – как жить. Мне просто жаль вас – если вы до сих пор этого не поняли. Вы просто жалки – если этого не осознаёте!

Население маленькой республики не решает ничего – кроме чисто декоративных вопросов, да и то по согласованию с державным куратором. «Ветер дует – трава гнётся» — перефразирую Конфуция. – «Вот так и империя принимает решение, а малые страны ему подчиняются».

На вопрос, что важнее справедливость или государство, как и на вопрос «сколько будет дважды два?» есть только один правильный ответ. И он очевиден. На этот вопрос нельзя ответить иначе – не потеряв в итоге всего, не только государства, но и чаемой справедливости.

Или мы поддерживаем своё великое государство, в надежде что со временем оно сможет стать более справедливым (а мы ему поможем в этом).

Или мы не поддерживаем своего государства – но тогда «со временем» у нас уже ничего не будет. Мы теряем эту категорию – «будущее», и теряем её в тот самый момент, как только потеряли государство.

Можно сколько угодно потом ныть, что «вы не этого хотели» — посмотрите, как изнылся Солженицын, целившийся, как ему казалось, «в коммунизм, а не в Россию» (в пальто, а не в человека под пальто) – ваше нытьё уже ничем никому (включая и вас) не поможет.

Я знаю, что вы «не этого хотели». Не нужно мне доказывать, я на веру принимаю. Но жизнь так устроена, что наши хотения ей безразличны, а интересны ей только наши возможности.

Поддержка своего государства, настоящего, большого, имперского – это аттестат зрелости в школе выживания.

Спросите у индейцев Америки, у туземцев Тасмании – каково это жить разрозненными племенами, в жажде «свободы и независимости» от «имперского диктата».

У поляков спросите, но не у современных, а у тех, кто, «вырвавшись» из-под «ига» славянской империи оказался в Третьем Рейхе «навозом» для произрастания германской «сверхрасы»!

Спросите мертвецов – где им жилось лучше, в Царстве Польском или в Варшавском генерал-губернаторстве Рейха (в котором они жить не хотели – но их никто и не спрашивал).

Источник

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
Научные работы на RJ-diplom.ru
Adblock
detector